Ресурсы влияния…

«Ресурсы влияния»

Как зарубежные «фабрики мысли» формируют российские общественно-политические процессы

Ресурсы влияния...

Сегодняшний мир – в отличие от мира каких-то 20 лет назад – беспрецедентно открыт. После крушения «железного занавеса», разделявшего мир на два закрытых друг от друга блока, возникли новые коммуникативные инструменты, в частности, интернет, сделавший коммуникацию как никогда оперативной и открытой. Здесь возникли разнообразные коммуникативные площадки и инструменты – форумы, блоги, соцсети, мессенджеры, разгон информации по которым отличается сверхскоростью и невероятным уровнем социального проникновения, недоступного ранее ни печати, ни телевидению и радио. Все это формирует уникальную среду для ведения пропаганды – для массовых кампаний по дезинформации, диффамации, распространению фейков. Добро пожаловать в мир постправды!

Поводом для настоящей лавины ориентированных на сознание жителей той или иной страны идеологической продукции традиционно становятся избирательные кампании – шанса радикального изменения политики. Не станут исключением и предстоящие в марте 2018 выборы Президента России. Оказание давления на избирателей, вмешательство в ход избирательной кампании, спецмероприятия по дискредитации выборов вплоть до попыток организации массовых беспорядков, призванных дестабилизировать ситуацию в стране – это традиционный инструментарий по давлению на страны, претендующие на по-настоящему суверенный статус.

Огромный вклад в этих процессах на протяжении десятилетий вносят иностранные «фабрики мысли». США, Британия, Германия, Украина – места «приписки» разные, результат один – разработка технологий, способных оказать влияние на внутреннюю политику независимых государств.
Яркий пример: перед украинскими аналитическими центрами поставлена задача снизить результат Владимира Путина на президентских выборах не менее чем на 5% от рейтинга на момент начала избирательной кампании. Главными темами выступают коррупция, в том числе в Министерстве обороны, невыполнение программы перевооружения, патриотическое воспитание молодежи и т.п. Уже подготовлены тысячи «интернет-бойцов», которые, пользуясь прозрачностью инфор-мационных границ и единое языковое поле, через социальные сети вбрасывают агитационно-пропагандистские материалы (видеоролики, карикатуры, но и также «серьезные» статьи и аналитику), призванные повлиять на явку избирателей и итоговый результат.
Помимо работы, направленной на избирателей, зарубежные «мозговые центры» также ведут деятельность по расколу национальных элит. Через иностранные русскоязычные и российские оппозиционные СМИ регулярно вбрасываются теории об усилении и ослаблении «групп влияния», предполагаемых отставках и назначениях, и т.п. Их задача – спро-воцировать не воображаемые, а реальные конфликты в госуправлении и за счет этого – ослабить страну.
Чтобы эффективно противостоять зарубежной пропаганде и агитации, работе по промывке мозгов отечественной аудитории, необходимо четко представлять, кто и как эту работу проводит, через какие каналы она реализуется, как именно влияет на поведение людей.
Чтобы отличать позитивные зарубежные НКО, преследующие гуманитарные цели, от троянских коней», настоящую научную и аналитическую работу – от замаскированной пропаганды – нужен опыт кропотливой работы с зарубежными источниками и полноценный банк данных по деятельности зарубежных организаций, действующих в России, а также ориентированных на российскую аудиторию организаций за рубежом. Чтобы минимизировать эффект пропагандистской и подрывной активности зарубежных «мозговых трестов» необходимо вести проактивную интеллектуальную политику, распространение реальной информации. Поэтому в нашей стране созданы и работают собственные «фабрики мысли» и информационные центры.
Но, поскольку смягчения политики США и стран НАТО по отношению к России в ближайшие годы не прогнозируют даже самые смелые эксперты, необходимо детально знать врага в лицо, быть в курсе истории, теории и практики работы деструктивных «мозговых центров» в дальнем и ближнем зарубежье…

2. ЗАПАДНЫЕ «ФАБРИКИ МЫСЛИ» ИЛИ ГИБРИДНЫЕ ПОДРЫВНЫЕ ЦЕНТРЫ

Университет американского штата Пенсильвания ежегодно публикует рейтинг мировых «мозговых центров». Это исследование считается наиболее полным в мире, на него ориентируются ООН и другие международные организации. Как говорится в аннотации к нему, более 1950 ученых оценивают аналитические центры, опираясь на 18 разработанных в Пенсильванском университете критериев. В рейтинге за 2016 год (рейтинг-2017 еще не опубликован) собраны более 6,5 тысяч «фабрик мысли» со всего мира.

Исследователи из Пенсильванского университета делят мировые «фабрики мысли» на семь основных категорий:

1.    Автономные и независимые: не получающие заметного финансирования от какого-либо одного источника и ведущие независимую от правительства какой-либо страны научную политику.

2.    Квазинезависимые: формально автономные от правительства, но подконтрольные какому-либо спонсору, значительно влияющему на деятельность «фабрики мысли».

3.    Правительственные: официально являющиеся частью структуры правительства страны.

4.    Квазиправительственные: формально не являющиеся частью правительства, но финансируемые в основном из госбюджета.

5.    Университетские: работающие при каком-либо вузе.

6.    Партийные: действующие при политической партии.

7.    Корпоративные (коммерческие): работающие при какой-либо корпорации либо выполняющие коммерческие заказы от бизнес- структур.

Впрочем, есть и более лаконичная типологизация «фабрик мысли»:

1.    «Университеты без студентов».

2.    «Коммерческие исследователи».

3.    «Пропагандисты».

В рамках данного исследования нас интересуют, в первую очередь, «пропагандисты», но в современных условиях чистая типологизация стала практически невозможна. Антироссийской пропагандой активно занимаются и «университеты», и «коммерсанты».

Один из последних примеров подобного «сращивания и объединения» – это опубликованное в середине января 2018 года исследование англо-американской консалтинговой компании IHS, в котором футбольных болельщиков пугают возможными терактами в России в ходе чемпионата мира по футболу.

Прямой лжи в этом предупреждении нет: чемпионат мира по футболу, безусловно, является привлекательной целью для ИГИЛ (запрещена в РФ).

Но непредвзятый аналитик выбрал бы формулировку «любое массовое мероприятие может стать привлекательной целью для террористов». Это относится к чемпионатам мира, Олимпийским играм, концертам, государственным праздникам и т.д.

Получается, что формально независимый от госструктур или основного спонсора и известный в первую очередь коммерческими исследованиями аналитический центр IHS своим авторитетом подключается к кампании по изоляции России, ведущейся большинством западных СМИ. Вывод очевиден:

Практически любая западная или существующая на западные средства «фабрика мысли», независимо от своей структуры финансирования и бэкграунда, может подключиться к подрывной кампании против России.

2.1 Центры США

В глобальном рейтинге Пенсильванского университета отмечается, что США находятся на первом месте в мире по числу «фабрик мысли». Из 6500 центров, вошедших в их рейтинг, 1931 находится в Северной Америке, из них в США – 1835. Во всей Европе, включая Россию – 1770 аналитических центров, в России – лишь 122. Распределение аналитических центров в мире.

Ресурсы влияния...

Рис. 2

Всего в «американскую» часть рейтинга входит 90 «фабрик мысли». Некоторые из них, например, не вошедшие в топ-10 «Фридом Хаус», «Институт Гувера», «Открытое » (фонд Сороса), «Институт международного лидерства Маккейна» на слуху в российских СМИ, другие малоизвестны, но все 1835 американских мозговых центров так или иначе пытаются влиять на внутреннюю и внешнюю политику Вашингтона, в том числе – по отношению к Москве.  Ведущий научный сотрудник одного из наиболее статусных российских «мозговых центров», Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Наталия Бубнова в опубликованной в 2017 году в журнале «Сравнительная » статье «Мозговые центры как актор современной политики» приводит следующий пример:

«В 2015 г. в связи с обсуждением в США острого вопроса: по­ставлять или нет так называемое летальное оружие на Украину –в американских внутриполитических дебатах «схлестнулись» веду­щие «мозговые центры». С одной стороны, тремя авторитетными экс­пертно-аналитическими организациями: Брукингским институтом, Атлантическим советом и Чикагским советом по глобальным делам, был подготовлен доклад с обоснованием требования немедленно начать обеспечивать Украину летальным оружием. С другой сторо­ны, Фонд Карнеги, а также деятели ряда других «мозговых центров»:директор Института Арнесона по проблемам практической политики Шон Кэй, профессор международных дел в Школе управления име­ни Джона Кеннеди при Гарвардском университете Стивен Мартин Уолт – выступили резко против, считая, что это не поможет завер­шить конфликт, а напротив, приведет к эскалации насилия».

Концепция «превентивных ударов» и «смены режимов» также пришла в американскую внешнюю политику из разработок «фабрик мысли», в частности, «Проекта за новый американский век» (PNAC) – одного из предпочитаемых Джорджем Бушем – младшим аналитических центров. С приходом к власти Дональда Трампа вновь активизировались «мозговые центры», близкие к Республиканской партии и другие неоконсервативные организации, такие как Корпорация РЭНД, Фонд «Наследие», Институт американского предпринимательства, Национальный центр исследований в сфере государственной политики и другие. Большинство из них настроены жестко и критично по отношению к России и продвигают идею максимального ужесточения санкций против Москвы.

Фактически, вся «мозговая мощь» американских правительственных и околоправительственных «фабрик мысли» в данный момент направлена (за редчайшими исключениями) на изобретение способов снизить влияние России в мире и придумать максимально болезненные для российской экономики виды санкций. Борьба идет в политической, экономической и культурной сферах во всех странах и на всех континентах.

2.2 Центры Европы

Согласно рейтингу Пенсильванского университета, ведущими «мозговыми центрами» Западной Европы являются следующие организации:

Ресурсы влияния...

Рис. 4

Бесконтрольность порождает вседозволенность. После того, как российские власти обратили внимание на деструктивную деятельность западных «фабрик мысли», многие из вышеперечисленных центров либо добровольно прекратили деятельность в нашей стране, либо были включены Минюстом России в список нежелательных организаций. На настоящий момент нежелательными в Российской Федерации являются следующие иностранные «мозговые центры»:

Ресурсы влияния...

Рис. 6

Никаких реальных «исследований» в области прав человека не проводилось. Ни в одном из материалов BBG никогда не содержалось ссылок на данные исследований всех этих фондов.

Отдельно Госдепартамент США выделяет через подконтрольные «мозговые центры» 20 миллионов долларов в 2018 году на поддержку российских медиа и «свободного рунета».

Бывший посол США в России Майкл Макфол предельно откровенно обозначил позицию американской дипломатии: «Прямая финансовая поддержка демократов в других странах проблематична, так как денежный чек из американского посольства может запятнать того, кто его получит. Мы должны способствовать появлению новых независимых фондов».

3.2. Продукты гибридных подрывных центров в России

В начале 90-х, когда западные «мозговые центры» пришли в Россию, их воспринимали как «гуру», готовых безвозмездно научить новейшим мировым практикам в юридической, исторической и других гуманитарных сферах.

Доверие шло настолько далеко, что специалисты USAID принимали непосредственное участие в разработке Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса, Налогового кодекса, Земельного кодекса, а также содействовали реформе электроэнергетики – об этом с гордостью сообщается на сайте агентства.

Фактически, наша страна уже почти 25 лет живет по написанному при участии американского государственного агентства Основному закону. После этого какие-то претензии относительно «вмешательства России» в политические процессы в США и других странах выглядят нелепо.

Работу подконтрольных США и западноевропейским странам «мозговых центров» в России можно разделить на три серьезно отличающиеся друг от друга этапа.

ПЕРВЫЙ ЭТАП – ЭТО 90-Е ГОДЫ. Наиболее ярким примером деструктивной работы западных «мозговых центров» в данный период является деятельность Фонда Сороса. Эта организация сделала вид, что полностью «взяла на содержание» российскую науку. Представители Сороса ощущали себя «хозяевами жизни» в любом вузе, особенно – в региональных учебных заведениях, которым фонд помогал организовать интернет-центры. Это – открытая и публичная часть деятельности фонда, активно освещавшаяся в СМИ с одобрительными комментариями политиков.

Непубличная часть работы фонда Сороса – активное содействие «утечке мозгов». В частных беседах российских ученых и перспективных студентов убеждали, что ситуация в «этой стране» никогда не изменится к лучшему, поэтому стратегия может быть только одна – «эскейп».

По данным Минобрнауки России, с 1989 года по 2004 год из России уехали порядка 25 тысяч ученых, а 30 тысяч работали за рубежом по временным контрактам.

Некоторые позднее вернулись, но, разумеется, далеко не все. Например, популярный российский писатель-фантаст Николай Перумов уже почти 20 лет живет в США, где работает в Университете Северной Каролины в такой стратегической сфере, как биофизика и молекулярная биология. Примечательно, что Перумов придерживается ультрапатриотических взглядов, но вернуться в Россию не может из-за подписанного им многолетнего контракта.

Потратив через фонд Сороса и другие «благотворительные» фонды несколько сотен миллионов долларов, пошедших на гранты российским ученым, западные страны (в первую очередь США) получили в свое распоряжение перспективных исследователей, чей вклад в ВВП «новой родины» исчисляется десятками миллиардов долларов.

USAID «помогало» разрабатывать законодательную базу, NED финансировало политиков, а пиком влиятельности американских мозговых центров в России стал 1996 год, когда политтехнологи Джо Шумета, Джордж Гортон и Дик Дрезнер приняли активное участие в кампании по выборам Президента России.

Ими была разработана, а точнее, адаптирована для России яркая и зрелищная акция «Голосуй или проиграешь» (дословный перевод английского рифмованного слогана Сhoose or lose, использовавшегося Биллом Клинтоном в 1992 году).

После атаки НАТО на Югославию в 1999 году степень непосредственного влияния американских «советников» на российскую власть снизилась, а после избрания Владимира Путина Президентом России и вовсе сошла на нет. Первый период абсолютной и бесконтрольной «вольницы» западных «фабрик мысли» в России закончился с концом 20-го века.

ВТОРОЙ ПЕРИОД, 2000-Е ГОДЫ – это наиболее активной работы западных «мозговых центров» в России. Утратив возможность доносить свои идеи напрямую до руководства страны, «фабрики мысли» продолжили активную работу по влиянию на власть и общество через СМИ, а также усилили финансирование российских проектов «гражданского общества», а по сути – псевдооппозиционных, представляющих риски для единства государства политических проектов.

Одним из наиболее ярких подобных проектов стала основанная в 2000 году «Ассоциация «Голос», главной задачей которой стала делегитимизация выборов всех уровней на всей территории России.

Сотрудники этой организации регулярно устраивали «параллельные подсчеты голосов», заявляли о «тотальной фальсификации» итогов выборов на всех уровнях и проводили псевдонаучные пропагандистские конференции, смысл которых был ясен из названия: «Возможны ли в России свободные выборы?» и т.п.

Финансирование «Голос» до 2012 года получал от Бюро демократических институтов и прав человека при ОБСЕ, USAID и других западных фондов. Показательно, что после того, как «Ассоциация «Голос» была признана иностранным агентом, те же люди зарегистрировали «Движение «Голос» и продолжили ту же деструктивную работу под тем же брендом и на том же сайте. Более того. Средства на свою деятельность они теперь отчасти получают в виде грантов из бюджета России, что совершенно не повлияло на тональность оценок. При этом сайт «Голоса» по-прежнему зарегистрирован в городе Скотсдейл, расположенном в американском штате Аризона.

В разделе «Заявления и доклады» за прошедший год есть лишь одна (!) позитивная оценка голосования – «В Ленинградской области прошли выборы по букве закона». Все остальные – либо нейтральные сообщения «такая-то партия получила столько-то голосов», либо критика: ««Голос»: Электоральные барьеры помешали всем желающим поучаствовать в президентской гонке», «Довыборы в Ростове-на-Дону: принуждение к надомному голосованию и низкая явка», «Голос»: На референдумах в Татарстане были вбросы и голосование по чужим документам», «Выборы 22 октября в Алтайском крае прошли с процедурными нарушениями», «Голос»: В городском округе Перевозский критически низкая квалификация комиссий» и т.п.

«Голос» активно критикует ход кампании по выборам Президента и мало сомнений в том, что итоги голосования 18 марта они поставят под сомнение.

Второй этап длился до 2012 года, когда после «болотных» протестов и активных попыток организовать в России революцию по «цветному» сценарию стала абсолютно очевидна деструктивная роль той «поддержки», которую иностранные «мозговые центры» оказывали российской несистемной оппозиции.

Завершающей частью второго этапа работы западных «мозговых центров» в России стало назначение Майкла Макфола на пост посла США в Российской Федерации.

Макфол неоднократно работал в «фабриках мысли», включая московский Центр Карнеги, занимал пост профессора в Стэнфордском университете, особо изучал опыт «цветных революций» в восточноевропейских странах, а по мнению ряда экспертов, принимал непосредственное участие в разработке технологий силовой смены власти.

Назначение Макфола на должность произошло ровно через месяц после начала «болотных протестов» (первый митинг на Болотной площади против итогов выборов состоялся 10 декабря 2011 года, Макфол приступил к работе 10 января 2012 года). После украинского госпереворота 2014 года остается мало сомнений в том, что задача Макфола была аналогичной задаче посла США на Украине Джефри Пайетта во время «евромайдана»: «дипломат» должен был содействовать антиправительственным выступлениям, подбирать «новых лидеров» и стимулировать «гражданскую активность».

Отсутствие дипломатического опыта у Макфола и активная деятельность, несовместимая со статусом посла, привели его к достаточно скорой отставке и возвращению в США. В настоящее время ему запрещен въезд в Россию – редкость для бывшего посла.

При этом Макфол продолжает внимательно следить за российской политикой и регулярно выступать с критическими комментариями, в том числе на русском языке. Принятие законов об «иностранных агентах» и «нежелательных организа­циях» привело к оттоку из России наиболее одиозных «мозговых центров». Оставшиеся были вынуждены скрупулезно соблюдать российское зако­нодательство или сворачивать свою деятельность – добровольно или по предписанию правоохранительных органов.

Однако лишение «московской прописки» не остановило производство «подрывных» идеологем и смыслов, а просто сделало их более изощренными, завуалированными и многоступенчатыми.

С 2013 ГОДА СТАРТОВАЛ ТРЕТИЙ ЭТАП антироссийской деятельности западных «мозговых центров». Этот этап связан с более жесткими и теневыми методами воздействия

Поразившая весь мир и качеством организации мероприятия, и мастер­ством российских спортсменов зимняя Олимпиада в Сочи стала поводом для проведения «спецоперации» против российских спортсменов. В дан­ном случае Всемирное антидопинговое агентство (WADA) выступило в ка­честве «фабрики мысли», заказав и оплатив «расследование Макларена». Будучи не связанным законодательством ни одной страны, а только соб­ственными правилами, Международный Олимпийский комитет, по сути, провел «зачистку» российского спорта, в ходе которой любое сомнение толковалось против «обвиняемого», а не подкрепленные фактами обвине­ния превешивали объективные результаты научных исследований.

В итоге выступление российской сборной на летней Олимпиаде 2016 года оказалось испорченным, российские паралимпийцы вообще не были допущены к состязаниям. Формат участия «нейтральных» спортсменов в зимней Олимпиаде в корейском Пчхенхане выстроен максимально репрессивным для России способом. Добиться главной цели – лишить Россию чемпионата мира по футболу заказчикам кампании пока не удалось, но риск будет сохраняться до дня начала состязаний.

Олимпийский успех 2014 года совпал с возвращением Крыма, именно этим объясняется тотальность кампании против российского спорта.

Кроме того, на спортсменах была отработана технология «контрэлитной атаки» на Россию. Вслед за спортсменами с проблемами в посещении международных мероприятий столкнулись журналисты и политологи. Затем был значительно расширен список «нежелательных» бизнесменов, причем опять-таки никакого юридического подтверждения «вины» не требовалось – любого «сомнения» или «подозрения» было достаточно для внесения в санкционный список. Смысл создания «списков» объясняется просто – разработавшие данную технологию «мозговые центры» рассчитывают спровоцировать раскол элит, перекрыв им доступ к «западным благам».

Уверенность в том, что данная методика окажется действенной вызвана личными психологическими характеристиками сотрудников «мозговых центров», среди которых немало выходцев из СССР периода «колбасной эмиграции» конца 80-х – начала 90-х годов.

Для них отлучение от «свободного мира», ограничение права на свободное передвижение – самое страшное наказание, которое только возможно представить.

В чем-то, возможно, они правы. Афера с массовым получением российскими бизнесменами мальтийского гражданства, очень «своевременно» раскрытая российским подразделением Transparency подтверждает, что возможность для свободного выезда в страны ЕС они ценят достаточно высоко. Своим расследованием Transparency продемонстрировала, что новые обладатели мальтийских паспортов не являются желанными гостями в странах Евросоюза.

С другой стороны, в России выросло новое, постсоветское поколение бизнесменов, политиков, представителей элиты для которых невозможность посетить страны Евросоюза или США – это лишь досадное неудобство. Планета велика и не ограничивается лишь странами НАТО.

Ограничивая российских граждан, проводя кампании против RT и других российских СМИ, пугая общественность «русскими хакерами» и отказываясь допускать до соревнований российских спортсменов, , по сути, десакрализует сам себя и пробуждает в гражданах России чувство гордости за свою страну. «Они боятся конкурировать с нами на равных» – вот мысль, которая возникает при анализе поведения западных стран, закрывающихся от России.

Помимо попыток внести раскол в российские элиты путем содействия в разработке различных «списков» и режимов ограничений на въезд полити­ков и бизнесменов, западные «фабрики мысли» также работают в направ­лении провокации конфликтов в государственном аппарате. Через подкон­трольные СМИ они «вбрасывают» различные теории о «войне всех против всех» в российских элитах, о суровом противостоянии «групп влияния», «противостоянии спецслужб» и так далее, изображая внутреннюю поли­тику России как противостояние кланов в популярном сериале «Игра пре­столов».

При этом фактология в подобных «вбросах» не выдерживает ни малейшей критики. В отличие от теории «Политбюро 2.0», разработанной аналити­ческим центром «Минченко консталтинг», и опирающейся на реальные кадровые решения , перестановки и активное внутриэлитное взаимодей­ствие, западные «фабрики мысли» пытаются выдать за правду предполо­жения, не более реальные, чем существующие в мире «Игры престолов» драконы.

Однако, определенный эффект от этой активности есть. Через мультипли­кацию в западных медиа, такие вбросы искажают представления самих за­падных экспертов о положении дел в России, что в итоге приводит к не­точным оценкам и выводам, и, как следствие – неадекватным решениям американских и европейских политиков.

Россия, пусть и с некоторым запозданием, но отреагировала на риски, ко­торые несет бесконтрольная работа представительств западных «фабрик мысли», приняла соответствующие поправки в закодательство (в первую очередь – закон об «иностранных агентах») и строго контролирует работу финансируемых из зарубежных источников СМИ.

В результате такие разные по политической модели, развитию экономики и отношению к России страны, как Украина, Казахстан, Белоруссия, Армения и Молдавия, по сути, представляют собой полигоны для отработок анти­российских концепций западных «мозговых центров». Дополнительная опасность бесконтрольной работы западных «фабрик мысли» на постсоветском пространстве заключается в том, что жители этих стран активно посещают Россию без виз и соответствующего биометриче­ского контроля.

Из недружественных Молдавии и Украины к нам едут рабочие ми­гранты – «гастарбай­теры», граждане Казах­стана и Армении могут пересекать российскую границу по внутренним паспортам, а граждане Белоруссии вообще не проходят пограничного контроля, так как со­стоят в Союзном госу­дарстве.

Активность западных «мозговых центров» в этих странах угрожает не только двусторонним отношениям республик постсоветского пространства и Москвы, но и создает риски непосредственно для России.

Мы детально разберем структуру работы неправительственных организа­ций Украины, их схему финансирования и способы влияния на политику и гражданское общество, изучим яркий пример проникновения одного из американских «мозговых центров» в политическую элиту Казахстана и да­дим краткий обзор ситуации в Белоруссии, Киргизии, Армении и Молда­вии.

4.   «ФАБРИКИ МЫСЛИ» НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

4.1.Производные западных центров на постсоветском пространстве

УКРАИНА. В настоящее время на Украине активно действует несколько сотен организаций, которые предоставляют различные услуги, свойственные «фабрикам мысли». Аналитические центры действуют во всех регионах страны и влияют и на реализацию политики как на всеукраинском, так и на местном уровне. Согласно украинскому законодательству, НКО, зарегистрированная в каком-либо регионе может действовать на территории всей Украины. Интересно, что, согласно каталогу «Сети аналитических центров Украины», значительная часть аналитических центров располагаются на Западной Украине.

В сравнительно небольшом Тернополе 17 аналитических центров – это больше, чем в Одессе. А наибольшее число аналитических центров во Львове – там их тридцать один.

Неудивительно, что влияние продвигаемой Львовом антироссийской парадигмы на украинскую политику уже который год остается весьма высоким.

Рис. 7

Украинские «мозговые центры» можно условно разделить по функциям по воздействию на общество и правительство на следующие категории:

1.    Социологические и исследовательские службы для подготовки необходимых результатов «опросов общественного мнения», такие как Центр Розумкова, Фонд демократические инициативы им. Илько Кучерева и т.д. Эти службы неоднократно были уличены в подтасовке результатов, но никаких последствий для их работы это не повлекло.

2.    Центры по разработке и продвижению законодательных инициатив, подготовке соответствующей аналитики и тезисов (идеологем) для их транслирования на Украине и за рубежом. Это такие структуры, как Центр политико-правовых реформ, Vox Ukraine, Украинский независимый центр политических исследований, Институт евро-атлантического сотрудничества и т.д.

3.    Объединения журналистов и информационные агентства, получающие гранты, которые поднимают информационный шум вокруг необходимых тезисов, такие как Интерньюз-Украина, Агентство журналистских данных ТЕКСТЫ, Украинский образовательный центр реформ и т.д. Эти структуры предназначены для донесения необходимых формулировок всеукраинским и региональным СМИ и активно используют сети пресс-клубов во всех областных центрах Украины.

4.    Сетевые региональные организации: Гражданская сеть «Опора», Комитет избирателей Украины, чьи руководители автоматически становились депутатами ВР по результатам революций, и другие. Такие организации обеспечивают оперативную общественную поддержку и правильное отношение общества к разработанным другими НКО идеологемам.

Большинство небольших и региональных аналитических центров, и НКО, выступают в качестве «массовки», так как зависят от международного финансирования и идут в фарватере разработок аналитических центров, находящихся на вершине «аналитической иерархии». При этом сумма их финансирования на несколько порядков отличается от финансирования ведущих «фабрик мысли». С большой долей вероятности, уровень финансирования определяет уровень вхождения в иерархию, а анализ сумм грантов подобных организаций показывает уровень их вовлеченности в антиправительственную деятельность.

Ведущие структуры создают идеологемы, обоснованные «научными исследованиями» и распространенные при помощи подконтрольных СМИ по сетям активистов по всей стране. Далее через своих депутатов создаются политические лозунги и кризисы как на местном, так и на всеукраинском уровне. Противники обвиняются в поддержке русского мира, коррупции и ущемлении прав организаций гражданского общества. Все эти движения поддерживаются международными организациями и политиками, что автоматически увеличивает их финансирование.

После Евромайдана, в 2014 году, процесс объединения и иерархизации украинских «мозговых центров» усилился. Появилось сразу несколько объединений неправительственных экспертов и аналитиков. Это «Украинская сторона Платформы гражданского общества Украина-ЕС», «Украинская национальная платформа Форума гражданского общества Восточного партнерства», Реанимационный пакет реформ (РПР), Гражданская платформа «Новая страна» и т.д.

Последние две структуры были созданы после Евромайдана как инструменты политического влияния и продвижения идей евроинтеграции и полного разрыва с Россией. Например, РПР инициировала ряд законов, направленных на дерусификацию на Украине, такие как пакет законов о декоммунизации, Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно отказа Украины от осуществления политики внеблоковости», Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О защите общественной морали» и т.д.

РПР разработала около 100 законопроектов, часть из которых принята. Среди них законы, развивающие антикоррупционное законодательство, например. такие как Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения деятельности Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции» и т.д.

Следует отметить также «Офис связи украинских аналитических центров в Брюсселе», который объединяет 20 крупнейших аналитических структур, такие как «Интерньюз-Украина», Гражданская сеть «Опора», Vox Ukraine и другие НКО. Важнейшей задачей Офиса связи является привлечение европейский ресурсов для финансирования членов Офиса и усиление поддержки евроинтеграционных процессов со стороны европейских парламентариев.

Например, в марте 2018 года пройдет Украинская лаборатория в Брюсселе – это уникальная платформа для дискуссии и сотрудничества для всех тех, кто заинтересован в содействии европейской интеграции Украины с помощью аналитики и мероприятий. Мероприятие состоится в Европейском парламенте в рамках заседания делегации Европарламента в Парламентском Комитете Ассоциации Украина-ЕС. Инициатор создания Офиса Елена Пристайко работает с организацией «Freedom House». Исполнительный директор Фонда Сороса на Украине (МФВ) Александр Сушко также входит в руководство данной структуры.

БЕЛОРУССИЯ. Прозападные «мозговые центры» открыто и достаточно свободно действуют на территории Белоруссии. Это Фонд им. Л. Сапеги, Belarus Security Blog (BSBlog), Центр стратегических и внешнеполитических исследований (ЦСВИ) и ряд других. Фонд им. Л. Сапеги поддерживается европейским Фондом «Евразия» и специализируется на изучении местного самоуправления. BSBlog анализирует военную структуру Белоруссии, а также сотрудничество Минска с Москвой и другими странами в рамках ОДКБ.

Ряд прозападных белорусских НКО расколожены в Литве. Там находятся Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), Белорусский институт стратегических исследований (BISS), Институт политических исследований «Политическая сфера» (ИПИ) и другие.

НИСЭПИ еще с 90-х годов поддерживается фондом «Евразия» и IRI Маккейна. BISS получает финансирование как минимум от четырех организаций: IRI, Национального фонда Демпартии США, Национального демократического института по Международным вопросам США, а также Германского фонда им. Маршалла в Соединенных Штатах (GMF). Финансирование белорусских НКО идет по двухфазной схеме: из США и ЕС деньги поступают в Польшу и Литву, из Польши и Литвы – в Белоруссию. Сегодня польские и литовские структуры не просто распределяют средства белорусским НКО, но уже выступают как самостоятельные операторы проектов.

Особенно возросла в последнее время активность польских организаций, среди которых следует отметить Фонд имени Казимира Пулаского (Fundacja im. Kazimierza Pułaskiego), Фонд имени Стефана Батория (Fundacja im. Stefana Batorego), фонд «Образование для демократии» (Fundacja «Edukacja dla Demokracji»). Отдельное внимание следует обратить на польский фонд «Свобода и демократия» (Fundacja «Wolność i Demokracja»).

В самой Польше также работает большое число исследовательских институтов, занимающихся белорусской проблематикой. Среди них – Институт славистики Польской академии наук, Центр социально- экономических исследований, Польский институт международных отношений. Особо отметим Центр изучения Восточной Европы Варшавского Университета, который является координатором стипендиальной программы имени Кастуся Калиновского для белорусских студентов- диссидентов.

КАЗАХСТАН. На сегодняшний день в Республике Казахстан (далее РК) зарегистрировано более 27 тыс. не­коммерческих организаций. Законы о функци­онировании иностранных НКО в Казахстане носят довольно лояльный характер, закона «об иностранных агентах», действующего в России и Белоруссии, в этой стране пока нет. В Казахста­не до сих пор работает представительство Фонда Сороса, которое пре­кратило свою деятельность в России в 2003 году.

С одной стороны, заметная доля некоммерческих организаций в РК не ве­дет никакой активной деятельности. С другой стороны, они не прошли про­цедуру ликвидации. По сути, эти органазиации находятся в «спящем режи­ме» и могут быть вновь запущены в нужный момент.

Казахстанские «мозговые центры» обычно имеют небольшой штат (до 5 че­ловек), а необходимый для проекта персонал быстро набирается в виде во­лонтеров или по временному трудовому соглашению. Подавляющее большинство казахстанских исследовательских центров финансово несостоятельны. Без постоянных сторонних грантов и заказов, в том числе от иностранных государств, они тут же прекратят свою деятельность. По оценке казахстанских экспертов и по данным Минюста РК, вливания иностранных грантодателей (23%), частные пожертвования и спонсорская помощь (по 33%) и личные вложения учредителей и членские взносы (27 и 34%) заметно превышают целевые государственные гранты (10%). В ито­ге, в Казахстане сложился целый класс «мозговых центров», которые живут только на иностранные средства. Для 10% НКО зарубежное финансирова­ние превышает 50%.

 

КИРГИЗИЯ. В стране насчитывается около 13 тысяч НКО. На душу населения это самое большое число на постсоветском пространстве. Фактически – одна НКО на 8-9 политически активных граждан. Основные сферы деятельности: внедрение стандартов демократического общества, работа с депутатами и чиновниками, отправка студентов, политиков, чиновников, журналистов на стажировку за рубеж, организация митингов и пикетов. Источниками грантов на 86% являются США и ЕС. При этом называться НКО может нейтрально. Например «Сотрудничество, основанное на туризме». Значительное финансирование СМИ идет через «Фонд Сороса» с десятком местных филиалов и «Интерньюс». Активно действует в республике «Академия ОБСЕ». Интересно, что Радио «Азатык» («Свобода») оформлена как местная организация.

АРМЕНИЯ. Сегодня в республике работают 350 западных НКО. Для сравнения: российских НКО всего 10. Проводником американского влияния является Армянская Ассамблея Америки, тесно связанная с Государственным департаментом и Конгрессом США. Важную роль в финансировании НКО играют «Институт «Открытое общество» – Фонд Сороса», «Ванадзорcкая юридическая клиника», «Комитет в защиту свободы высказываний». Помимо НКО в Армении активно действуют финансируемые из США секты. Например «Свидетели Иеговы», «Пятидесатники», «Хоран», «Мормоны», «Евангелистская церковь», «Слово жизни», «Церковь Иисуса Христа Святых последних дней». Ни одна из политических акций оппозиции (прежде всего антироссийской направленности) не обходится безучастия сектантов.

МОЛДАВИЯ. В республике действуют сотни западных НКО. Названия у многих вполне нейтральные. «Конгресс местных властей», «Институт развития инициатив», «Мотивация», «Центр ресурсов по правам человека». Все они контактируют с Фондом Сороса, «Фондом содействия демократии», «Фондом развития гражданских инициатив», информационную поддержку оказывают ресурсы BBG (радио «Свобода» и «Голос Америки»).

Важным игроком является ЕС. При финансовой поддержке Брюсселя создан «Региональный русскоязычный новостной центр», который служит в качестве основного новостного агентства. Идет сбор информации от гражданских журналистов и стрингеров, перевод зарубежных новостей. Курируется организацией «Free press unlimited» (Нидерланды). Этот центр обеспечивает обмен русскоязычным контентом для СМИ стран «Восточного партнерства».

Отдельно стоит выделить финансирование со стороны Румынии организаций, которые выступают за унию Кишинева с Бухарестом. Упор делается на СМИ «ТVR Moldova», «PRO TV», «Vocea Basarabiei» (радио и ТВ), National TV. Создан Консультативный совет Бухарест – Кишинев по противодействию российской пропаганде. Главная цель – привлечь русскоязычную аудиторию и упрочить позиций в румыноязычном информационном пространстве. В этот Совет вошли известные медиаэксперты и представители крупных СМИ Румынии и Молдовы.

4.2. Примеры результатов применения на постсоветском пространстве

УКРАИНА. С каждым новым президентом Украины рефор­мы, которые привели к нынешнему состоянию этой страны как ведущего антироссийского про­екта на постсоветском пространстве, только уси­ливались. В том числе и при президенте Викторе Януковиче, который поплатился за свою попытку «ренегатства». Многие эксперты полагают, что жесткость и бескомпромисс­ность, с какой был проведен госпереворот на Украине – это своеобразная «месть» в адрес России за неудачу «болотных» выступлений 2011-12 гг.

И до госпереворота, и после основным «движителем» призванных максимально «оторвать» Украину от России реформ были местные и иностранные «фабрики мысли»

В 2000 году занимавший пост премьер-министра Виктор Ющенко, инициировал проведение Международной конференции «Украинские мозговые центры и Правительство: инициатива – диалог – сотрудничество».

На этом мероприятии было решено используя средства, предоставленные Фондом Сороса на Украине – Международным фондом Возрождения (МФВ) и Международным агентством по международному развитию США (USAID), создать «Сеть аналитических центров Украины», основной задачей которой было «усилить влияние независимых аналитиков на процесс принятия правительственных решений».

Финансирование этой сети осуществлял также «Национальный фонд в поддержку демократии» (NED). В декабре 2017 года МФВ провел «V ежегодную конференцию аналитических центров», на которой исполнительный директор Фонда Евгений Быстрицкий заявил:

«Аналитические центры имеют две важные за­дачи. Во-первых, передать директоратам (дирек­тораты – новообразованные подразделения при украинских министерствах, созданные в рамках административно-территориальной реформы) собственный опыт независимого анализа и вы­работки политик. Во-вторых, не только помогать директоратам с аналитикой, но и предлагать свое видение публичной политики по ключевым на­правлениям реформ».

 Следует учесть, что с 2014 года тот же МФВ финансирует офисы реформ при министерствах и активно привлекает аналитические центры к формированию и реализации политики радикальных реформ, которые происходят на Украине. Представители различных аналитических центров являются заместителями министров и входят в различные государственные структуры и общественные советы при министерствах и ведомствах, в том числе и при МО и МВД. Поэтому дополнительная активизация деятельности по усилению роли «фабрик мысли» в украинской политике свидетельствует о еще большей радикализации украинских реформ и продвижении интересов иностранных государств, в первую очередь – США.

КАЗАХСТАН. Методологию работы западных «фабрик мысли» и их попыток влияния на политическую ситуацию в Казахстане мы рассмотрим на примере Джеймстаунского Фонда (Jamestown Foundation). После неудачной попытки «оранжевого декабря» 2005 года представители Джеймстаунского фонда стали пытаться установить плотные контакты с рядом высокопоставленных казахстанских дипломатов, в частности с Канатом Саудабаевым, который в те годы был Чрезвычайным и полномочным послом Казахстана в США. Позже он занимал сразу два важнейших внешнеполитических поста (сентябрь 2009 — апрель 2011 — Государственный секретарь Республики Казахстан — министр иностранных дел Республики Казахстан).

После отставки казахстанского правительства в апреле 2011 года (в результате досрочных президентских выборов) Канат Саудабаев был назначен директором многофункционального государственного учреждения «Назарбаев-центр». По сути, это была главная государственная «фабрика мысли»», имевшая самые широкие полномочия по негласной подготовке ответственных решений для Президента Казахстана.

10 октября 2012 года, в Вашингтоне состоялась официальная встреча директора государственного учреждения «Назарбаев-центр» Каната Саудабаева с президентом Джеймстаунского фонда Гленом Ховардом, в ходе которой ими был подписан Меморандум сотрудничестве и взаимопонимании между двумя организациями.

Меморандум предусматривал проведение совместных мероприятий по содействию и обеспечению исследований и анализа в таких областях, как укрепление мира и региональная безопасность, разоружение и ядерное нераспространение, социально-экономическое, культурно-гуманитарное и демократическое развитие. Стороны проводили обмен научными исследованиями и опытом в области передовых методов, организацию совместных научных симпозиумов, семинаров и конференций и другие виды сотрудничества. Как заявил по итогам подписания меморандума Саудабаев:

«Наше соглашение о сотрудничестве с таким влиятельным аналитическим центром, как «Джеймстаунский фонд», является важным шагом в реализации стоящих перед «Назарбаев центром» задач по содействию развитию международного сотрудничества РК в политической, социальной, гуманитарной и иных областях и распространению знаний о Казахстане, его роли в мировом сообществе. Мы уверены, что наше партнерство будет служить дальнейшему укреплению взаимопонимания и сотрудничества между Казахстаном и США».

Глен Ховард, президент Джеймстаунского фонда, в ответ заявил, что «всего за 20 лет дипломаты Казахстана покорили географический масштаб планеты: они в Китае, они ходят по коридорам НАТО и вносят свой вклад в безопасность региона. Достижением является то, что Казахстан сумел стать стабильной страной. Также как Ататюрк помог создать современную Турцию, Назарбаев модернизирует Казахстан». Сотрудники Фонда имеют доступ к влиятельным аналитическим центрам РК, таким как структуры МИДа, Совбеза и Казахстанский институт стратегических исследований при президенте (КИСИ), главной задачей которого является научно-аналитическое обеспечение деятельности главы государства и Администрации президента Казахстана. Jamestown Foundation включился в образовательный процесс в престижном «Назарбаев-университете», готовящим новое поколение управленческой элиты.

БЕЛОРУССИЯ. Jamestown Foundation активно работает в Белоруссии, пусть и не так успешно, как в Казахстане. После некоторого обострения отношений между Москвой и Минском в 2015 году президент Джеймстаунского фонда (США) Глен Ховард в ходе конференции «Свежий взгляд на «замороженные конфликты» на постсоветском пространстве» в рамках инициативы «Минский диалог» заявил следующее: «Белоруссия может стать важным союзником НАТО, оставаясь нейтральной страной, как Югославия времен Иосипа Броз Тито».

Ховард назвал перемены, случившиеся в мировом восприятии Белоруссии, «просто разительными», по его словам, «Белоруссия стала гаванью мира, ее мировая важность выросла. Западные политики начинают понимать, насколько велика геополитическая роль Белоруссии. Оглядываясь назад в историю, я вижу, что Президент Лукашенко вполне может стать новым Тито – развивать тесные и взаимовыгодные отношения с Западом при одновременном сохранении и укреплении суверенитета своей страны».

«Белоруссия представляет стратегическую важность для Запада, который желает видеть постсоветскую республику «славянской Швейцарией», – заявил Ховард в интервью Первому каналу государственного телевидения Белоруссии 17 августа 2016 года.

Грубая лесть, как ни странно, сработала. Глен Ховард получил доступ к коридорам власти в Минске и вход на главные информационные площадки страны. Фонд продолжает аналитическую и пропагандистскую работу по дистанцированию Минска от Москвы. Происходит внедрение сотрудников Джеймстаунского фонда в аналитические, властные и консалтинговые структуры Белоруссии.

А. Мартынов, А. Гаспарян, А. Крылов, И. Каминник

Источник

Оставь свой отзыв:

Похожие сообщения